10:02 

Что бывает, если "сильную и свободную" не поздравить!

Рафаэль-с-гиенами
(^__^) *рисует гиен*
Пишет Гость:
10.03.2015 в 04:16


Из Бутлегорезервация №16

...как далеко-далеко в одном из сумрачных фэнтэзийных миров...
...в старом-старом доме на лесной опушке, в котором жили на чердаке летучие мыши, а в спальне стоял черный-черный гроб...
...тёмной-тёмной дождливой ночью, когда так громко и жутко кричит козодой, и даже нечисть жмётся по норам, вспоминая известные им молитвы...
...так вот, этой самой дождливой ночью в дверь Идрит-Мадридского менестреля, как раз и жившего
на лесной опушке в старом-старом доме, раздался глухой удар такой силы, что с потолка посыпалась труха, а на чердаке испуганно завозились летучие мыши. Сам менестрель, хоть и был демон-вампир - в кои-то веки пожалел, что комфорта ради держал свой саркофаг в уютной спальне у камина, а не под землей, где сырость, черви, но зато и добраться до места вампирского покоя куда сложнее...
- Кто там? - спросил он и на последней ноте его дивный менестрельский голос прозвучал как-то уж совсем не мужественно и звонко.
За дверью послышалось шуршание и какой-то хрип.
Воображение услужливо нарисовало пяток одоспешенных троллей-разбойников с булавами, надеящихся на то, что, случись чего - никто ведь не услышит крика в доме на отшибе...
- Это йа, мой шладенКый шветочек! - меж тем неразборчиво прошепелявил голос за дверью. - ОткЫрой, мой нежный лепешточек - нипожалеешшшь!
Воображение икнуло и спешно перерисовало троллей в такой ужасно-непотребный вид, щедро заменив доспехи кожаными ремнями, а булавы плетями и самотыками - и начало в подробностях подсказывать, какого крика никто не услышит, и что будет потом - с ошейником из серебра и рабским рынком в Югостане, где пригожих невольников готовы с руками оторвать в чей-нибудь гарем...
Кроме шуток, хватило бы на целую сагу - про эротические приключения попавшего к троллям в плен красавца-демона - вот прямо перо бери и на музыку клади, издавай исполняй для юных дев, любящих романтические истории о жестокой содомитской любви - пошлО бы на ура...
Но менестрелю было не до стихов.
- НЕ ОТКРОЮ! - как можно более грозно гаркнул он, судорожно отыскивая в своём холостяцком беспорядке меч. - Проваливай, ты... что бы ты ни было!!!!
- Радошшшшть моя, открой! - еще более страшно прошипел за дверью голос. - Ты што, опять там пьяный, штоли?!!!
"Ага, хотели воспользоваться моей беспомощностью, тёпленьким взять...! Значит, таки боятся меня..." - мелькнула у него догадка и он почувствовал, что задет за живое.
Ну, уж дудки! Идрит-Мадридские аристократы и без меча умеют за себя постоять! Он не отступит!
Ощерив клыки и удлиннив в боевую форму когти, он распахнул дверь и встал на пороге, готовый в любой момент обратиться нетопырем и сбежать...
Но вместо банды нетрадиционных троллей перед ним одиноко стояла его возлюбенная - высшая эльфийка Клер.
И в каком виде!
В разорванном мятом платье, с перемазанной кровью щекой...
Мокрая до нитки, со слипшимися в белесые сосульки волосами, с печально поникшими острыми ушами, кончики которых порозовели от холода...
К тому же в зубах она сжимала полуувядшую белую розу - руки у нее были заняты корзиной и кувшином вина.
- Ух, и шволош же ты! - неразборчиво сказала она и хлюпнула носом.
А потом сплюнула ему розу под ноги и уже своим обычным нежным голоском вскричала в отчаянии:
- Я проснулась с мечтой увидеть тебя рядом - ты не появился! Я тебя весь день ждала - ты не пришел меня поздравить! Я весь вечер жгла свечу на окне и молчала, чтоб услышать твою серенаду - а ты... не спел... в такой день...
Она закашлялась.
Менестрель растерянно взял у нее из рук корзину и посторонился, пропуская возлюбленную в дом.
Привычно поддержал под локоток, усаживая, пододвинул вместе с креслом поближе к камину и своим белейшим кружевным платком вытер кровь с ее щеки (а не слизнул вульгарно, как какой-нибудь простецкий вурдалак) - даже в сильной растерянности вампир-аристократ остается самим собой.
Клер замерла, блаженно протянув к огню окоченевшие пальцы, и прикрыв глаза - и вампир невольно снова залюбовался ее изяществом.
Изорванное платье теперь не скрывало ее царственных форм, то тут, то там кокетливо подставляя взору более положенного приличиями...
Кожа нежно блестела от капель дождя, словно украшенная драгоценностями и казалась совсем уж фарфоровой...
На шее часто билась жилка, нежным румянцем кровь возвращалась к ее ланитам, ...
Даже идущие кольцами по запястьям и пальцам белесые шрамы - как-то в неравном бою его Клер изувечили руки, но эльфийская медицина творила чудеса - не портили ее, а придавали особый шарм, подчеркивая едва заметный узор синеватых вен...
- ...и надежда едва не покинула меня... но я собрала весь праздничный обед... - продолжала невнятно причитать она. - ...и пошла искать тебя... везде... и встретила розовый куст - такой прекрасный, что я не удержалась и сорвала с него розу... для тебя... зубами... всё платье порвала и щёку оцарапала... а ночь пришла, и дождь пошел... я совсем забыла, что дождь может идти в такой особенный день...
- А какой сегодня "такой день"? - рискнул спросить озадаченный менестрель, мягко умалчивая о том, что день-то уже закончился, да и ночь перевалила за середину.
Но от того, каким взором наградила его любимая, снова ощутил желание перекинуться в нетопыря и умчаться хоть в дождь, хоть в ночь, хоть куда, не чуя крыльев.
- Какой-какой... День свободы, равенства и красоты непревзойдённых эльфийских женщин! - буркнула она. - Мы, эльфы, празднуем его весной, когда приходят первые дожди и расцветают первые цветы. Я подумала - ну, я же свободная и сильная эльфийская женщина, а равенство такое равенство! И раз ты не пришел меня поздравить с женским праздником, я поздравлю с ним тебя!
После чего вытащила из принесенной корзины шампур с жареными перепёлками - и только тонкие птичьи косточки на зубах захрустели.
- Я... я не пришел, потому что писал тебе песню. - сглотнув, соврал менестрель. - Хочешь, я спою ее тебе?
- Хофу. - кивнула "свободная и сильная" Клер, сделав вид, что поверила. - Дявай, лепи, фто ты там нафочинял, мой тфепетный шоловей!
...а ночь за окнами была такая дождливая, и козодой кричал так громко и ужасно....
...потому что козодой тоже забыл поздравить свою сильную свободную козодоиху с самым нежным и женственным праздником - а потому она всё еще драла из него пух и перья, надеясь, что хоть через год-то он вспомнит и принесет ей что-нибудь - хоть полевую мышь, хоть ту большую жирную летучую, что, матерясь по идрит-мадридски, иногда вылетает из окон старого-старого дома на лесной опушке...



Ссыль bjdleaksbranch.diary.ru/p202236756.htm?from=111...

URL комментария


@темы: мемы Ликсов, мемовые куклы, Охрениэль Клеринайт и ее ахаХахаль, прочее: приколы, интересные факты, фотожабы...

URL
   

Гиеноведение

главная